+7 (800) 333-40-77 с ПН по ПТ с 10:00 до 18:00
+7  925  633-38-96 Контакты
мы не работаем с 01 по 12 января 2015 года
    23 Марта 2013 года • Читали 11554 раза • Добавил Воронин

    Теории происхождения государства

    Введение

    На первый взгляд, кажется, как может быть актуально исследование теорий происхождения государства, в третьем тысячелетии? Ведь как правовое явление государство существует уже очень давно и анализ обстоятельств, повлекших их возникновение, возможно сейчас и не является чрезвычайно актуальными для современной правовой науки? Тем более что на протяжении последних десятилетий причины происхождения государства не были предметом специальных научных исследований на диссертационном уровне в странах СНГ. Однако я уверен в обратном, исходя из нижеследующих соображений. Действительно, появление государства, как и рождение ребенка, состоялось, скорее всего не по воле людей. Именно с его возникновением люди связывали решение тех проблем, которые они не в состоянии были решить самостоятельно, без государства. Это дает основания утверждать, что если сторонники той или иной концепции происхождения государства связывают возникновение государства с определенными обстоятельствами, то, как раз именно для их решения государство и было создано. Иными словами, зная что привело к возникновению государства, можно понять, какие задачи, в первую очередь, оно может решать, какова его сущность, для чего оно, в конце концов, существует. Поняв причины возникновения государства можно понять чего от него следует требовать и ожидать, кому и чем оно обязано возникновению, чьи соответствующие интересы оно исповедует и защищает, что оно может обеспечить тем гражданам, которые способствовали его образованию – т.е. на мой взгляд благодаря исследованию теории возникновения государства можно глубже понять его суть и задачи как определенного социального и политического института. А поскольку из всего арсенала средств воздействия на общество, государство наделено прежде всего властно-правовыми полномочиями, то зная цель и задачи государства как определенного правового субъекта, можно понять цели и правомерность государственного воздействия на общественные отношения. А знание этого в свою очередь является важным не только для теории государства и права, но и для всех социальных наук.

    Я убежден, что именно сейчас, в третьем тысячелетии, когда государство выступает самостоятельным, полноправным субъектом права, носителем собственных интересов (которые иногда не совпадают с интересами общества) следует вернуться к прошлому и вспомнить, из-за чего возник этот институт и к чему он, в конце концов, имеет тенденцию стремиться. Кроме того, несмотря на ряд конкретных исторических исследований этого процесса, пока не создана общая теория формирования государства, не говоря уже об отдельных моделях развития в различных историко-географических регионах. Иными словами, отсутствует общая теория такого процесса, без которой невозможно и научное осмысление его отдельных форм, причин и механизма становления государства тех или иных народов. Поэтому разработка общетеоретического аспекта этой проблемы приобретает сегодня особую актуальность.

    Глава 1. Традиционные теории возникновения государства

    Теориям возникновения государства всегда уделялось особое внимание. Попытки ответить на вопрос о происхождении государства осуществлялись с глубокой античности, они не прекращались в эпоху Средневековья и получили дальнейшее развитие на современном этапе. И если первые попытки носили характер предположений и гипотез, то сейчас они базируются на исследовании конкретных исторических, археологических и этнографических фактов.

    Итак, исторически одной из первых была обоснована теологическая теория происхождения государства. Её наиболее известными сторонниками были такие выдающиеся представители западноевропейской мысли средневековья как Ф. Аквинский, Ж. Маритен, Ф. Лебюф, Кост-Флоре. Многоаспектность этой теории объясняется особенностями исторических и материальных условий существования различных народов. В политико-правовой мысли, выходящей из мифологических и религиозных источников, декларируется что земной порядок является частью общемирового, который имеет божественное происхождение. В русле такого понимания объясняется и процесс возникновения государства. Это утверждение не является предметом дискуссии: оно является вопросом веры. Итак, разделяя теологическую концепцию происхождения государства, ученые предполагают, что она стала результатом внешнего относительно человека вмешательства (от Бога). А потому государство является не результатом действия людей, цель его существования определяется высшими духовными силами и человеку возможно не дано этого понять. Кроме того, человек не определяет и цель государства, и не может быть сам этой целью. Люди должны только или подчиниться ему как результату влияния высших сил (и уважать власть, ибо она от Бога), или по крайней мере, не вмешиваться, не препятствовать государству, потому что она производит волю Творца. Целью государства является осуществление Божественной воли, которую люди иногда не в состоянии понять. В рамках данной концепции действия государства объективны, человек может к ним лишь приспосабливаться, не имеет оснований рассчитывать на улучшение своего социального статуса и на то что государство облегчит его существование. Государство, в первую очередь, реализует интересы и волю Творца, что не обязательно должно совпадать с желанием людей.

    Следующая, патриархальная теория (Конфуций, Аристотель, Мэн, Мердок, М.К. Михайловський) рассматривает государство как результат исторического развития: объект единения семей, родов, племен. Государственная власть является продолжением и расширением родительской власти, которую производит в государстве монарх. Недостаток этой теории в том, что она отождествляет функции семьи и государства, которые, однако, имеют разную природу, сущность и назначение.

    Положение договорной теории можно свести в целом к следующему. Государству предшествует так называемое «естественное» состояние, которое трактуется, однако, по-разному: для Т. Гоббса это «война всех против всех», для Ж.-Ж. Руссо - «естественное состояние» людей, которые обладают естественными правами и свободами, другие сторонники видели в «естественном состоянии» общности людей, которое основывается только на их взаимопомощи. Т.е. Государство возникло и обосновывается на общественном договоре, который рассматривается не как исторический факт, а как предпосылка (а иногда вообще фикция), без которой невозможно объяснить отличие государства от догосударственного состояния. Подобные взгляды разделяли Д. Локк, Г. Гроций, Б. Спиноза, Д. Дидро, А.Н. Радищев, П.И. Пестель. Из недостатков данной теории можно выделить, что она не учитывает объективные исторические, экономические, социально-политические факторы возникновения государства.

    Причины становления государства нередко сводятся к тем или иным свойствам психики человека. Они исходят из якобы изначально присущей психике индивида потребности к покорности, подчинения или коллективного сознания, социальной солидарности (Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий, Э. Дюркгейм). Из психологии индивида выводит необходимость образования государства также З. Фрейд. Он, в частности, исходил из существования первоначальной патриархальной орды, деспотический глава которой был убит своими сыновьями, управляемыми особыми биопсихической сексуальными инстинктами («эдипов комплекс»). Для подавления в бессознательных агрессивных влечений человека и нужно было, по Фрейду, создать государство.

    При всей своей искусственности, а иногда и наивности рассмотренных выше теорий происхождения государства, они отражают отдельные реальные аспекты этого процесса, но преувеличивают их, придавая этим факторам универсального абсолютного значения.

    Глава 2. Социально-классовая теория Марксизма и советские концепции

    В начале 80-х годов XIX в. Ф. Энгельс, опираясь на труд Л. Моргена «Древнее общество» и на этнографические и археологические источники, разработал модель перехода от первобытного общества, к государству ориентируясь на исторические условия Европы, которая в целом сводится к следующему. Развитие производственных сил на определенном этапе приводит к разделению общественного труда, обусловливает распределение между людьми как самого труда, так и их результатов. Появляется собственность и социально-экономическое неравенство, классы и классовые отношения. Процесс утверждения классового общества обусловил возникновение государственного аппарата. При этом государство становится в руках господствующего класса орудием угнетения эксплуатируемых масс [1, с.23 - 78]. Но К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали особенности развития восточных стран. Ф. Энгельс констатировал, что в областях с засушливым климатом при строительстве ирригационных сооружений необходимым условием земледелия был коллективный труд, что предполагает руководство хозяйственными делами со стороны государства, и объединяет общину для проведения работ. К. Маркс отмечал, что при ирригационном земледелии производство обеспечивается в первую очередь коллективным трудом и поэтому не существует предпосылок для развития частной собственности; истинным владельцем является община, а единство всего общества персонифицируеться в «единое начало, реализованное в деспоте как отце этого множества общин». Иначе К. Маркс характеризует общину античного и германского «способов производства», отмечая, что в этих случаях присутствует община, которая состоит из экономически самостоятельных домохозяйств [2, с. 463 - 465]. Это соответствует двум путям формирования классовых отношений, выделенных Ф. Энгельсом. Первый путь определяется тем, что по мере усложнения производственных процессов формируются новые органы для «охраны общих интересов». Такие надобщинные органы власти и руководства «становятся вскоре еще более самостоятельными отчасти благодаря наследованию общественных должностей, частично благодаря растущей необходимости в таких органах при учащении конфликтов с другими группами» [3, с.184]. Второй путь образования классов связан с присвоением прибавочного продукта вследствие эксплуатации в частных домохозяйствах.

    Вначале 30-х гг. группа советских историков на основе изучения работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» разработала довольно стройную и логичную концепцию перехода от первобытности к государству, хотя и слишком прямолинейную с современной точки зрения. Процесс становления государства фактически рассматривался только в аспекте второго выделенного Ф. Энгельсом путем образования классов, связанного с исчезновением частной собственности и образования государственного аппарата как орудие угнетения и подавления сопротивления эксплуатируемых рабов. Типичными примерами такого понимания являются работы В.В. Струве и В.И. Авдиева. Древневосточные города-государства были подведены под модель античных полисов. Не имея весомых данных, подтверждающих развитие частного рабовладения в Шумере или Египте, был предложен вариант своего рода «обобществления» рабов при образовании государства, которое по их мнению, стимулировало и увеличение потребностей в коллективном хозяйстве.

    В течение 30 - 50-х гг. в советской науке утверждается концепция, согласно которой естественным и закономерным путем формирования государства является развитие рабовладельческих отношений. Киевская Русь и некоторые другие общества, которые определялись как феодальные, рассматривались как исключительные, а специфика Востока в большинстве работ игнорировалась. С конца 60-х гг. эта концепция была подвергнута критике из-за слабости фактологической базы. В.В. Струве выступает с новой моделью становления государства, которая предусматривает два варианта перехода от первобытных отношений к государству - азиатский и рабовладельческий; феодализм рассматривался как закономерное развитие рабовладельческих отношений [4, с.103 -105].

    В 70-х гг. В.М. Массон, В.И. Гуляев и Л.Е. Куббель, учитывая опыт зарубежных юристов, археологов и разработки советских специалистов по истории Средней Азии (прежде И.М. Дьяконова), пришли к выводу, что в подавляющем большинстве случаев переход к государственности осуществлялся не благодаря утверждению частнособственнических отношений и эксплуатации человека человеком в частных хозяйствах, а через механизм монополизации племенной аристократии власти и управления, права распоряжаться общественными ресурсами. Такой путь является обычным, а не исключительным: переход от первобытности к государству происходит благодаря (при, безусловно, общем экономическом и культурно-информационном подъеме) оформлению раннеполитического аппарата.

    Концепция становления государства В.М. Массона строилась на идеи формирования раннеклассового общества в процессе отделения умственного, организационно-управленческого труда от физического по мере образования сложной централизованно управляемой хозяйственной системы. Церковно-государственное хозяйство рассматривается как органически выросшее в ходе развития из сложной системы земледелия, появления ремесла и расширение внешней торговли [5, с.13 -15]. Эта концепция ориентировалась на истории становления древних земледельческих государств (минойской Крит), а также ирригационного земледелия в бассейнах крупных рек (Египет, Нижняя Месопотамия) и орошаемого земледелия из-за ограниченных водных ресурсов (Северная Месопотамия, Сирия, Восточная Анатолия и др.).

    Вопросы становления раннегосударственных образований обществ древневосточного типа рассматривал также В.И. Гуляев. Им было доказано, что в первых цивилизационных очагах наиболее ранней формой государственных обьектов были города-государства, состоящие из столичного центра и ряда зависимых от него поселений. Важным вкладом в понимание специфики экономического развития стало обоснование положения о том, что ремесло здесь не играло роль системообразующей функции ни в производстве материальных благ, ни в становлении и функционировании городского центра, который противостоял не столько экономически, сколько политически [6, с.184].

    Существенно вклад в изучение проблемы становления государства сделали теоретические разработки советского этнографа Л.С. Куббеля, который подчеркивал, что становление раннегосударственных обществ на финальных стадиях первобытности осуществляется за счет монополизации знатью политической власти и права распоряжаться ресурсами коллектива [7, с.124 - 146] .

    Своего завершающего влияния такая концепция получила в трудах Л.С. Васильева 80-х гг. При экономическом рассмотрении поздеобщинных обществ Л.С. Васильев особое внимание уделял изменении в системе распределения материальных благ, опираясь на введенное в научный оборот К. Поланьи понятие реципрокции и редистрибуции. Суть реципрокции сводится к тому, что «исходя из генерального принципа эквивалентности коммуникации, каждый стремится внести в общий котел максимум с тем, чтобы получить за это также максимум, но на этот раз в виде престижа и связанных с ним социальных привилегий» [8 , с.69 -72]. По мере того, как в обществе появляется дополнительный продукт, те, в чьих руках он оказывается за счет его раздачи, достигают высокого социального положения, что на более поздних этапах развития первобытности напрямую связано с правом на власть в рамках общины или племени. Суть редистрибуции сводится к тому, что «лидер коллектива оказывается в положении верховного регулятора и контролера, распорядителя значительной части общественного имущества, и прежде всего, дополнительного продукта» [8, с.73 - 75]. В его полномочия входит регулирование межобщинних отношений и административно-экономические функции, содержание которых заключается в том, чтобы наладить эффективное производство.

    Л.С. Васильев доказывает, что на стадии раннеполитических обществ представления о власти и собственности не существовало. Лидер, имеет власть и производит редистрибутивные функции, не является владельцем общественного богатства, но выступает как его распорядитель и в этом смысле - хозяин. Это изменяет его властные позиции, которые в свою очередь обуславливают его экономическое господство. Таким образом, власть порождает собственность, на уровне раннеполитических структур и выражается в фактическом совпадении права власти и собственности, в феномене «власти-собственности»; основой социальной стратификации была не частная собственность, а функция человека в общественно-политической структуре [9, с. 84].

    Состоит парадоксальная ситуация: если в советской науке 30 - 50-х гг. исходили из представления о том, что утверждение частнособственнических отношений стало причиной формирования государственных органов власти, нормой реализации которых считался Запад, под этот шаблон подводили и восточные общества, то теперь логическое объяснение получил именно восточный вариант общественного развития, тогда как специфика Запада осталась невыясненной. По мнению Л.С. Васильева, античная структура была лишь исключением, своеобразным мутации, следствием определенной архаической революции: в результате уникального стечения обстоятельств в Древней Греции на основе микенской, «азиатской» по своему типу, структуры возникает принципиально иная - античная [10, с. 42 - 44].

    Глава 3. Современные западные теории возникновения государства

    Необходимость многостороннего анализа при выявлении условий и факторов, определяющих процесс становления государства, требует рассмотрение также основных концепций происхождения государства, выдвинутых в англо-американской юриспруденции, археологии и этнологии. С середины XIX в. в эпоху широкую популярность эволюционной теории Ч. Дарвина некоторыми учеными социальное развитие объяснялся по аналогии с развитием органического мира. Например, процесс становления государственности Спенсера, состоит в единстве процессов интеграции и дифференциации. С его точки зрения уровень общественного развития определяется степенью развития регулятивных институтов и распределения общественного труда в рамках отдельного общества. При таком подходе возникновение государства осмысливалось как естественный и закономерный этап развития человеческого общества, который достиг того предела дифференциации своих частей, при котором вменяется институциональное оформление системы власти и политического руководства.

    К представителям социального дарвинизма можно отнести также польского социолога Л. Гумпловича, по которому история формирования государства это своего рода социальный вариант закона естественного отбора: сильные и лучше организованные коллективы побеждают слабых. Однако господство победителей предусматривает образование более сложных организационно-управленческих структур, государственного аппарата.

    Наряду с этим в начале ХХ в. на Западе происходило развитие взглядов, которые приближались к историко-материалистическому мировоззрению. В первую очередь это касается работ выдающегося английского археолога Ч. Чайлд. Концепция происхождения государства Ч. Чайлда, в которой заметно влияние марксистских идей, можно представить в таком виде. Нарушение баланса между растущей численностью людей и сокращением количества пригодных в пищу животных при совершенствовании орудий труда на стадии неолита определило качественную трансформацию всей системы хозяйственной, социальной и культурной жизни. В ряде регионов земного шара, и прежде всего на Ближнем Востоке, начинается постепенный переход от присваивая форм деятельности к производственным. Поскольку во всемирно-историческом масштабе переход от присваивающей экономики к производственной происходил в эпоху неолита, то само явление было названо Ч. Чайлд «неолитической революцией». На базе достижений неолитической революции, при увеличении прибавочного продукта создаются условия для дальнейшего разделения общественного труда уже и среди племен, где массы земледельцев выделяются в ремесленники, а впоследствии - торговцы. Кроме того, организация сложного ирригационного хозяйства на Востоке обусловила появление штата управляющих работами чиновников. Развитие частно-собственнических отношений приводит к появлению эксплуататоров и эксплуатируемых. Знать, обладающий дополнительным продуктом, окружает себя административно-управленческим аппаратом и вооруженными формированиями.

    Англо-американские археологи 60-х годов широко использовали идею о значении централизованного контроля органов общественной власти над материальными ресурсами в процессе становления государственности на основе изучения цивилизаций доколумбовой Америки. В общетеоретическом плане они опирались на идеи выдающегося историка-экономиста К. Поланьи о роли централизованного перераспределения (редистрибуции) в процессе экономического увеличения архаических сообществ и на разработанную этнологами концепцию тождества как универсальную для поздней первобытности форму социально-политической организации, организованным социальным целым, основанным на дифференциации общественных функций при централизованной координации действий всей системы со стороны вождя-жреца и подчиненного ему административного аппарата, который еще не выполнял репрессивных акций. По мнению этой категории ученых, в регионах, отличавшихся разнообразием экологических ниш и природных условий, экономическое развитие древних обществ обуславливалось в первую очередь специализацией отдельных общин на выполнение узких производственных функций. Такая специализация привела к налаживанию перераспределения продуктов между общинами с целью равномерного обеспечения каждой из них всем необходимым. Это стимулировало развитие редистрибутивной системы в масштабе некоторого возникающего общественного целого, способного к самообеспечению всем необходимым. Взаимоисключающая специализация, редистрибуция и совершенствование организационно-управленческого аппарата центральной власти обеспечивали не только экономический рост, но и углубление социальной стратификации, что в конечном итоге привело к появлению государственности.

    Несколько иначе рассматривали генезис политических структур американские юристы и этнологи - Е. Босеруп, Р. Карнейро, М. Харнера и М. Фрайд. Первопричины глобальных изменений в общественной жизни они объясняли демографическим фактором. Е. Босеруп выдвинула идею определяющей роли роста численности и плотности населения к увеличению производства продуктов питания. По её мнению, земля интенсивно не используется до тех пор, пока существует возможность расширения территории. Рост населения при ограничении пригодных для возделывания площадей стимулирует интенсификацию сельскохозяйственного труда, что значительно повышает роль органов общественной власти, вызывая их трансформацию в государственные институты. Однако Е. Босеруп признает, что методами исторических и этнографических исследований невозможно определить были демографические изменения причиной или следствием изменения способов ведения сельского хозяйства. Необходимо отметить, что рост населения возможен лишь при увеличении объемов сельскохозяйственного производства, тогда как последнее определяется не только демографическими факторами, но и с развитием редистрибутивной системы и ирригации, внедрением более совершенных орудий труда.

    Заключение

    На основе вышеизложенного можно сделать следующие выводы. В условиях отсутствия научных знаний о существовании человеческого общества на ранних этапах был выдвинут ряд предположений относительно процесса возникновения государства, которые в основном исходили из того, что государство является искусственным творением, возникшим по чьей-нибудь воле, не детерминированной материальными отношениями и факторами. Это может быть божественная воля, которая обуславливала Богом установленную власть, человеческая воля, выраженная в договорных отношениях, сочетание свобод правителей и подчиненных, что означало власть на основе социальной солидарности и т.п.. Марксистская теория заложила основы подхода, согласно которому возникновение государства рассматривается как следствие проявления тех условий, которые определили расписание родового строя на классы и оказались причинами становления государственной организации общества. Советская историография 30 - 50-х годов развивала положения марксистской теории, но в рамках другого выделенных Ф. Энгельсом путей классообразования «становления государства связывалось с возникновением классовых антагонизмов». В 60 - 80-х годах это утверждение было подвергнуто критике, основной предпосылкой государства признавалась монополизация аппарата управления родоплеменной знатью. В концепциях зарубежных юристов, археологов и этнологов преобладают редистрибутивно-политические и социально-демографические модели становления государства или декларируется равнозначность всех факторов в процессе появления государства, хотя в конкретно-исторических исследованиях некоторые ученые вплотную подходят к признанию социально-экономической обусловленности общественного развития.

    Итак, государство преимущественно возникло как производное образование относительно человека. Определяющей функцией, государству отводилась роль беспристрастного «ночного сторожа», арбитра, который бы способствовал в мирном сосуществовании людей в обществе. Однако, со временем, государство постепенно перебирало на себя все больше функций. Оно наделило себя правом создавать законодательство, и обеспечивать его выполнение и при этом наказывая подданных ему граждан в случае его нарушения. За тысячелетия оно прошло путь от арбитра к мощнейшему субъекту права, имеющему не только определенный правовой статус, но и определяющему объем правового статуса других субъект права. С выразителя воли и интересов своих же создателей оно постепенно превратилось в носителя собственных интересов, которые не всегда совпадают с интересами общества.

    Список использованной литературы:

    1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 20. - 526 с.

    2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 45, ч.2. - 538 с.

    3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 19. - 426 с.

    4. Струве В.В. Некоторые аспекты социального развития Древнего Востока / / Вопросы истории. - 1965. - С.99 – 108.

    5. Массон В.М. Формирование раннеклассового общества и вопросы типологии древних цивилизаций / / Древний Восток и античный мир. - М.: Изд-во МГУ.

    6. Гуляев В.И. Города-государства Майя. - М.: Наука, 1979. - 303 с.

    7. Куббель Л.Е. Этнические общности протестно-политические структуры доклассовому и раннеклассового обществ. - М.: Наука, 1982. - С. 124 -146

    8. Васильев Л. С. Проблемы генезиса китайской государства. - М.: Наука, 1982. - С. 60 - 99

    9. Васильев Л. С. Феномен власти-собственности / / Типы общественных отношений на Востоке в Средние века. - М.: Наука, 1982. - 104 С.

    10. Васильев Л. С. Становление политической администрации / / Народы Азии и Африки. - 1981. - С. 40 - 46.

    Работу выполнил Воронин Сергей Анатольевич для Института образования Научно-исследовательского университета "Высшая школа экономики", магистерская программа "Управление образованием".

    Яндекс.Метрика