+7 (800) 333-40-77 с ПН по ПТ с 10:00 до 18:00
+7  925  866-55-59 Контакты
мы не работаем с 01 по 12 января 2015 года
    07 Ноября 2013 года • Читали 1620 раз • Добавил Воронин

    Ваш плагиат, Ваша честь?

    Ваш плагиат, Ваша честь?

    Проектом «Диссернет» найдены некорректные заимствования в диссертации судьи, отклонявшего жалобы на аресты «узников Болотной».

    Судья Мосгорсуда Дмитрий Гордеюк стал известен летом прошлого года. Тогда он в составе коллегии по уголовным делам апелляционной инстанции отклонил кассационные жалобы на аресты фигурантов «болотного дела» Андрея Барабанова, Федора Бахова, Ярослава Белоусова, Степана Зимина и Максима Лузянина. Известность сыграла с Гордеюком злую шутку. Недавно сообщество «Диссернет» обнаружило у него кандидатскую и проверило ее на плагиат.

    Оказалось, что более чем на полусотне страниц (из 118 «содержательных», то есть без оглавления, библиографического списка, приложений) его работы «Место жительство ребенка: проблемы теории и практики», защищенной в 2004 году, есть некорректные заимствования из диссертации Юрия Беспалова «Теоретические и практические проблемы реализации семейных прав ребенка в Российской Федерации», защищенной двумя годами ранее. В 2004 году доктор юридических наук Юрий Беспалов был научным руководителем Гордеюка, а сейчас он — секретарь научно-консультативного совета при Мосгорсуде.

    Эксперты «Диссернета» предполагают, что эти совпадения — не следствие общности темы. Во-первых, уже потому, что есть идентичные отрывки длиной в пять страниц. Во-вторых, совпадают и авторские комментарии, например, к положениям закона. В-третьих, шесть страниц заключения диссертации Гордеюка изрядно списаны с заключения работы Беспалова, что ставит под сомнение наличие необходимой научной новизны в труде судьи.

    В-четвертых, заимствования в диссертации Гордеюка, кажется, перерастают в фальсификацию. Ссылаясь на государственный доклад о положении детей в Российской Федерации за 2002 год, Гордеюк пишет: «Так, за последние три года (2000—2002 гг.) в связи со сменой места жительства в Российскую Федерацию из-за ее пределов прибыло 1,5 млн человек, в том числе 350 тыс. детей и подростков до 18 лет. Покинула страну за этот же период почти 661 тыс. человек. Каждый четвертый иммигрант (162 тыс. человек) является несовершеннолетним». А что в диссертации Беспалова со ссылкой на государственный доклад о положении детей за 2000 год? «Так, за три года (1997—1999) в связи со сменой места жительства в РФ из-за ее пределов прибыло 1,5 млн человек. В числе иммигрантов 350 тыс. детей и подростков до 18 лет. Покинула страну за этот же период почти 661 тыс. человек. Каждый четвертый иммигрант (162 тыс. человек) не достиг совершеннолетия».

    Эксперты «Диссернета» возмущены: даже несовершеннолетнему иммигранту ясно, что статистика за разные периоды не может совпадать до третьего знака. То есть можно предположить, что Гордеюк просто заменил годы?

    Беспалов, будучи научным руководителем Гордеюка, по всей вероятности, не мог не знать о некорректных заимствованиях, потому что давал отзыв на работу своего «ученика». А значит, читал ее и вряд ли мог не заметить идентичность со своим, всего два года назад защищенным трудом.

    «Новая газета» попросили председателя Мосгорсуда Ольгу Егорову помочь получить комментарии ее подопечных — людей непубличных, до которых без разрешения руководства едва ли добраться. На это Ольга Александровна ответила (PDF-документ, 232 КБ), что участие работодателя в проверке диссертации его «подозреваемого» работника в законе не прописано. Что правительством установлен срок давности для рассмотрения заявлений о лишении степеней в случае плагиата. И что мы не лишены возможности получить комментарии Гордеюка и Беспалова самостоятельно.

    Анна Усачева, по забавному совпадению только что ушедшая с поста главы пресс-службы Мосгорсуда на должность директора департамента информационной политики Минобрнауки, тоже сообщила о наличии срока давности для лишения степеней. На момент защиты Гордеюка он составлял три года и истек в 2007 году. При этом Усачева почему-то назвала поиск плагиата после этого срока незаконным. (Чего не сделала даже такой авторитет в области права, как ее бывший начальник Ольга Егорова.)

    Ничего незаконного в самостоятельных проверках научных работ нет — каждый желающий может искать плагиат в диссертации любого года защиты. Спасибо интернету и Российской государственной библиотеке. А согласно новому постановлению правительства от 24 сентября этого года, с 1 января следующего срок давности для подачи заявлений о лишении степеней увеличится до десяти лет. (К сожалению, те недобросовестные диссертанты, у которых «спасительные» три года уже истекли, будут амнистированы.)

    Конечно, увеличение срока давности для плагиаторов — успех «Диссернета» и поддержавших его старания чиновников от науки. Хотя о каком сроке давности вообще может идти речь? Охотники за плагиатом моделируют абсурдную ситуацию — гаишник останавливает водителя с фальшивыми правами, а тот говорит: «Да, фальшивые. Но я десять лет уже с ними езжу, поэтому считайте, что они настоящие».

    Каждый день, глядя на ленту экспертиз «Диссернета», мы видим, что во всех ветвях власти, в силовом корпусе, в системе образования работают люди с сомнительной научной степенью. Слишком серьезное влияние эти лица оказывают (в силу должностного положения) на нашу жизнь, чтобы общество закрыло глаза на их моральную небезупречность. Разговоры о сроке давности, как нам кажется, — неуместны.

    Источник: «Новая газета»

    Басманный суд Москвы оштрафовал «Новую газету», рассказавшую о фактах плагиата в диссертациях судей, которые выявили эксперты «Диссернета». На процессе судья отказался выяснять, были ли действительно заимствования в научных работах, рассматривая лишь негативное влияние на честь коллег выделенных в тексте слов. В ближайшее время аналогичный иск ждет издание The New Times.

    Как решили эксперты, в диссертации Гордеюка якобы есть обширные заимствования из диссертации его научного руководителя Юрия Беспалова. Размеры кусков, совпадающих и частично совпадающих друг с другом, достигали пяти страниц. Из 118 содержательных страниц диссертации заимствования были обнаружены на более чем полусотне страниц. Газета сделала вывод, что Беспалов не мог не знать о заимствованиях, и назвала диссертацию Гордеюка плагиатом. Судьям не понравилась такая трактовка, и они подали иск к изданию, потребовав выплатить им 300 тыс. руб.: по 100 тыс. с редакции каждому заявителю и по 50 тыс. руб. каждому с автора статьи — Никиты Гирина.

    Судья Басманного суда согласился с коллегами и удовлетворил их требования, которые также включали изъятие статьи с сайта «Новой газеты».

    Весь день в коридорах суда провели основатели «Диссернета» журналист Сергей Пархоменко и физик Андрей Ростовцев. «Можете считать, что это мы провели экспертизу диссертаций судей». Они хотели выступить перед судьей, чтобы доказать факт плагиата, однако их так и не вызвали. Все ходатайства адвокатов «Новой газеты» о привлечении «Диссернета» в разных качествах — соответчика, экспертов и свидетеля — были отклонены.

    По словам Пархоменко, в Басманном суде была имитация судебного заседания. В зале не было ни заявителей, ни их представителей.

    «Фактически позицию истцов олицетворял сам судья, он был их представителем. Это совершеннейшее безумие. Я никогда такого не видел. Но говорят, что такое бывает, когда речь идет о самих судьях», — пояснил Пархоменко.

    «Дело было так: сообщество «Диссернет» провело экспертизу и опубликовало ее. Из нее следует, что примерно треть диссертации судьи Гордеюка взято им из другой диссертации — из диссертации человека, который по удивительной случайности являлся его научным руководителем, — говорит Пархоменко. — Это, надо сказать, довольно часто встречающаяся ситуация, такое прямое переливание крови. Понятно, что это может быть только по соглашению сторон. Ведь научный руководитель не под наркозом, он видит, что это его собственная диссертация, которую собираются защитить под видом своей. То есть без его согласия этого не бывает, о чем, собственно, и написал «Диссернет», а затем «Новая газета», а также издание The New Times».

    «Оба судьи подали иски, смысл которых в следующем: нас не интересует суть дела, мы не оспариваем экспертизу и выводы «Диссернета». Мы оспариваем слова. Вот слово «плагиат» — оно порочит нашу честь и достоинство.

    Мы требуем опровержения», — объясняет претензии истцов Пархоменко. Кроме того, судьям не понравились значения слов «фальсификация», «некорректное заимствование», «моральная небезупречность».

    Линия защиты «Новой газеты» заключалась в том, чтобы убедить суд исследовать событие по существу — выяснить, действительно ли был плагиат в диссертации и имела ли газета право употреблять это слово. Однако суд отказывал во всех ходатайствах. «Суд дал понять, что разбираться в содержании текстов и в степени их заимствования он не будет, а будет заниматься словами, после чего иск был удовлетворен в полной мере», — говорит Пархоменко.

    «Мерзопакостно проходил процесс», — кратко охарактеризовал происходившее в Басманном суде шеф-редактор «Новой газеты» Сергей Соколов.

    «Во всех существенных ходатайствах «Новой газете» было отказано, — продолжил Соколов. — Нас фактически лишили права на защиту, так как мы настаивали на проведении ряда экспертиз, в том числе лингвистической и фактологической диссертаций господ Гордеюка и Беспалова. Суд посчитал, что он сам в состоянии оценить, есть там заимствования или нет. Мы попросили суд зачитать диссертации. Даже при чтении судьей диссертаций вслух было видно, что там есть предмет для дальнейшего спора. Но тем не менее иск был утвержден в полном объеме за одним исключением. Басманный суд не стал выносить частное определение в адрес министра связи Николая Никифорова в связи с безобразиями, которые устраивают журналисты».

    Как подчеркнул шеф-редактор «Новой газеты», журналисты намерены обжаловать это решение суда.

    В ближайшее время Пресненский районный суд Москвы приступит к рассмотрению аналогичного иска судей к изданию The New Times.

    «Мы присоединимся, если The New Times попросит нас. «Новая газета» приглашала нас. Мы готовы в любом качестве присутствовать на суде — либо соответчиками, либо свидетелями, и пояснять, что это наша экспертиза, мы отвечаем за ее содержание», — добавил Пархоменко.

    Сами судьи в иске указали, что диссертация Гордеюка прошла научную экспертизу ведущей организации, официальными оппонентами, диссертационным советом, экспертным советом ВАК РФ. «Диссертационный совет и другие уполномоченные органы, ознакомившись с оригиналом диссертации и другими необходимыми документами, признали, что работа Гордеюка написана самостоятельно», — говорится в иске.

    «Я, Беспалов, не усмотрел в диссертации Гордеюка «Место жительства ребенка: проблемы теории и практики» каких-либо некорректных заимствований из моей диссертации «Теоретические и практические проблемы реализации семейных прав ребенка в РФ», а также фальсификаций, нарушений моих прав и законодательства РФ», — добавлено в иске.

    Судьи также указали, что упоминание в газетном материале их фамилий — без имени и отчества — является небрежным, а также не может быть использовано в публикации без согласия. «Истцы не давали согласия на использование их имен в каких-либо целях», — говорится в иске. По мнению судей, упоминание их фамилий в статье — это нарушение их права на имя, а значит причинение им вреда, которое подлежит возмещению.

    Между тем представители «Диссернета» добавляют, что диссертации обоих судей находятся в общем доступе и каждый может самостоятельно сравнить обе работы.

    Источник: «Газета.ру»

    Яндекс.Метрика